basnik -0010 -BAS30566.jpg

Ольга Коржева: «У меня все спектакли любимые»

 

Сегодняшнее наше интервью - с заслуженной артисткой РК, Лауреатом  Республиканской премии «Енликгул», кавалером  ордена «Курмет» Ольгой Владимировной  Коржевой.

Ольга Владимировна работает в ТЮЗе им. Н.Сац с 1990 года – в следующем году будет отмечать ровно 30 лет работы в нашем театре.  Сыграла  более пятидесяти ролей, и все ее роли блестящие, надолго запоминаются зрителям. Среди них Софья («Горе от ума» Александра Грибоедова), Лара («Доктор Живаго» Бориса Пастернака), Аркадина («Чайка» Антона Чехова),  Уильяма Гибсона), Турандот («Турандот» Карло Гоцци)…

Я хорошо помню ее прислужницу Алтун в «Белом облаке Чингисхана», Зубейду в в пьесе И. Садыкова «Пять жен Ходжи Насреддина». Одна из ее звездных ролей Ольга Владимировны - Гитель в спектакле «Двое на качелях» Уильяма Гибсона.

Сегодня идет на сцене театра множество спектаклей с  участием актрисы: «Миллионерша», «Браво, Лауренсия», «Алые паруса», «Голубцы по объявлению» и многие другие.

Мне очень нравится Ольга в спектакле Татьяны Костюченко «Нам нужна одна Победа», где она исполняет роль актрисы, приехавшей на фронт и потрясающе  исполняющей  перед бойцами песни.

14 июня у Ольги Владимировны юбилей, и я конечно же,  не отказала себя в удовольствии взять у нее интервью. 

- Когда вы первый раз выступили на сцене и что это была за роль, Ольга?

- Я уже с пятого класса знала, что буду артисткой. Пришла во дворец пионеров, который был на улице Калинина. Там позанималась пару лет. А потом построили новый  дворец пионеров, теперь школьников, и я пошла туда. Там была основательная студия. Педагогом у нас была Лариса Илларионовна Гилева. В прошлом - актриса Лермонтовского театра. Одна из первых ролей была у меня тетушка Полли из «Тома Сойера», потом была Рита Осянина из спектакля «А зори здесь тихие», «Снежная  королева». Мы ставили отрывки из «Тартюфа» Мольера – я там репетировала Эльмиру, в «Ревизоре» играла и Марию Антоновну, и Анну Андреевну. Там шили настоящие костюмы – в общем, все было по-настоящему. Дворец школьников был как муравейник. Чего там только не было! Обсерватория, различные студии, бассейн…Тысячи детей там занимались. Это было прекрасно.

- У вас изменилось представление об актерской профессии – какое было в самом начале - и сейчас?

-  Да нет, наверное, может  только я ожидала, что это будет более легко. Хочу сказать, что у меня был самый лучший институт – я училась а Свердловском государственном  театральном институте. Я обожаю наш институт до сих пор. Его педагогов. Мне хотелось бы о них сказать. У нас были Владимир Иванович Марченко, народный артист России, ведущий артист Свердловской драмы, Писарев, Быков, Ольга Дмитриевна Крыжановская – педагог по речи. Институт  был маленький, находился в старом здании, студентов там училось мало – человек 120, наш курс закончило человек 16. Но при наборе у нас был огромный конкурс. У девочек – 100 человек на место. На курсе у нас  была  такая семейная атмосфера. Педагоги учили нас не только профессии, но и жизни, я бы сказала. Своим примером, своим служением театру, своим отношением к нам, студентам. В институте мы были как дома. Они нам все время повторяли: в театре таланта два  процента, а все остальное работа.

- А что вам больше всего нравится в профессии актера?

- Мне нравится поклон. Но это шутка, конечно. Нравится, когда роль получается, когда ты чувствуешь, что твоя роль, твои бессонные месяцы репетиций попадают в зрителя. Особенно это видно по зрителям на камерной сцене, ведь они сидят совсем рядом с тобой.

- А должны актеры, на ваш взгляд,  нравиться зрителю?

- Конечно!

- И мужчины и женщины?

- Мужчину-актера, нам говорили педагоги, должны обожать зрительницы, а актрису-женщину - любить мужчины. Если у зрителя нет к актеру любви, восторга, преклонения, восхищения, значит,  что-то не так.

- Даже если роль отрицательная?

- Даже если отрицательная. Можно же сказать: «Ох зараза какой! Как хорош!»

- А как у вас складывались отношения с режиссерами? Есть ли для вас идеальный режиссер?

- Мне очень повезло, что в театр меня позвал Борис Николаевич Преображенский. Это был, на мой взгляд, лучший режиссер-педагог. Как педагогу, я даже сейчас не вижу ему равных. Он выстраивал с артистом роли  до пальчика, поворота головы. Не только внешне, формально, а и внутренне. Во всех его спектаклях под каждой фразой был второй смысл. И это все видел зритель. Сейчас режиссеры так не умеют работать. Некоторые молодые артисты беспомощны как котята и без хорошей руки режиссера они мало что могут. Мне очень повезло, что я сразу попала в хорошие руки Преображенского. Это было везение, 10-15 лет работы просто счастье.

- Ваш девиз.

- Нет  у меня девиза. Утром проснулась, солнышко – как хорошо! Дождик идет – как хорошо! Цветы польет. Снег  идет. Какой хороший снег!

- А любимый спектакль у вас есть?

- Все любимые. Многие так говорят. Но у меня  на самом деле  все спектакли любимые.

- А как вы относитесь к системе Станиславского?

- Прекрасно. Я считаю, что это самое лучше, что возможно в театре. Сейчас слова «традиционный театр», «классический театр» - ругательные, а для меня это самое высшее, что может быть в театре. Все это перформансы,  на мой взгляд, от неумения, от неовладения профессией. Показать голую попу я сказать: так я вижу – это не про меня. Ты сердцем проживи свою роль.

- То есть вы за традиционный театр?

- Конечно! Форма может быть разной, но без внутреннего содержания она ничто. А для этого артист должен быть личностью. Он должен читать, слышать, видеть, смотреть, воспринимать… Если человек прочел только две книги, это на сцене видно. И если человек над собой ежедневно работает, это тоже видно.  

- Как вы настраиваетесь на спектакль? У вас есть какая-то своя методика?

- На разные спектакли по-разному. Но я обязательно рано прихожу в театр – за два часа, хотя положено – за 40 минут. Мне нужно немножко отойти от быта.  Перед спектаклем  я люблю тишину. Меня раздражает смех перед спектаклем, какие-то курилки…

- Детский зритель отличается от взрослого?

- Принято говорить, что детский зритель – более взыскательный, перед детьми труднее играть. Не скажу так. Просто детский зритель более искренний. Взрослые больше подвержены общему мнению – вроде модный спектакль, модный режиссер, смотрят  внимательно, а потом жиденькие аплодисменты, никто даже не встанет. Такое я наблюдала. А ребенку, если не нравится спектакль, он будет крутиться, фантиками шуршать. Нравится – будет сидеть как завороженный. Он не может лицемерить в момент нахождения в зале.

- У вас были какие-то непредвиденные ситуации во время спектакля?

- Да конечно, миллион было таких ситуаций. От неявки артиста до какого-то стресса. Артист играет ведь в любом состоянии. На следующий год будет мой тридцатый сезон, и я ни разу не брала больничный. Ни одного дня! Помню, перед спектаклем «Гамлет» я на ровном месте подвернула ногу. Не могу наступить на ногуи все. Играю Гертруду. Наш актер Герман Михайлович Богданов, светлая ему память, одно время увлекался экстрасенсорикой. Говорит: «Олечка, дайте я вам помогу». Я ему: «Я не верю ни во что это!» И вот он поводил руками над моей ножкой, я встала и пошла. До сих пор не знаю, что это было. И я сыграла Гертруду, правда, в тапочках. И таких случае было масса.

- Театр или кино?

- Конечно, театр!  Я в кино снималась, в одном из первых сериалов «Саранча», например. Недавно у  меня был маленький эпизод. Томирис в фильме Акана Сатаева. С Аканом Сатаевым мне очень нравится работать. Он очень подготовленный режиссер. У него на площадке всегда дисциплина. Он мне сразу говорит: «Приезжай, вот такая роль». Но в кино ничему нельзя по-актерски научиться. Туда приходишь с тем, что ты умеешь. В театре же - живые эмоции. Там нет второго дубля. Не получилось: извините, еще раз пробую.

- А какие спектакли на ваш взгляд зрителя нравятся больше?

- Я стала сейчас замечать, что зрителям нравятся спектакли с хорошим финалом. Это может быть комедия, драма… Но главное, чтобы был светлый финал. Оставляющий надежду.

- А у вас есть роль, которую вы хотели бы сыграть?

- Я всегда мечтала сыграть Марлен Дитрих. Шесть лет носилась с этой идеей. Нашла  пьесу. Перерыла на эту тему все, что могла найти. Выучила наизусть три ее песни. В конце концов мы сделали с Машей Коваленко спектакль «Две пьесы для двух актрис». Одна из моих героинь актриса и там я исполнила роль Марлен Дитрих. Сейчас мы этот спектакль играем в «Артишоке». В «Артишоке» - мои друзья. Мы все родом из ТЮЗа.

- Как вы проводите свой досуг?

- По-разному. Хотя досуга, конечно, не очень много. Я люблю ходить в другие театры,  смотреть спектакли. Не мыслю себя без спорта. Два-три раза в неделю хожу в спортзал.

- А работа у вас на каком месте?

- На хорошем месте, но не скажу, что на первом. Хотя понятно, работа – важная составляющая жизни.

- У вас есть личный рецепт счастья?

- Я уже говорила. Утром просыпаюсь, солнышко светит – счастье! Я живу одним днем. Не хочу жить прошлым, не хочу жить будущим. Твои близкие живы-здоровы, более-менее все в порядке и слава тебе, Господи. Спасибо за сегодняшний день!

- Задайте вопрос самой себе.

- Что бы я хотела пожелать своему «ближнему кругу»? Чтобы у всех было все хорошо. Ведь когда в ближнем круге все хорошо, тогда и у тебя все хорошо.

- Ваши пожелания театру.

- Чтобы театр продолжал жить. Чтобы у нас были замечательные спектакли.

 

Интервью брала Людмила Мананникова.  

basnik -0023 -BAS30842.jpg

Самое главное – это слышать и понимать друг друга...

 

Наше интервью с актрисой ТЮЗа имени  Наталии Сац  - Александрой Качановой.

 

-  Первый Президент РК Н.А.Назарбаев в своем  Послании народу Казахстана «Рост благосостояния казахстанцев:  повышение доходов и качества жизни» написал, что задача Казахстана – войти в 30 самых развитых стран мира. Как вы это понимаете?

- Есть такое понятие Global Citizen – гражданин мира. И мне  послание Первого Президента Казахстана близко тем, что я в принципе рассматриваю себя  как гражданина мира. Того человека, который будет  принимать развитие культуры в  мировом масштабе. Смотреть, как развивается наша страна, и при этом наблюдать,  как развиваются другие страны. Все мы равны – не важно, какой ты культуры, из какой ты страны… Это понятие особенно стало актуальным после того, как стал развиваться Интернет, и на деле все границы исчезли. Я год жила в Китае и  не чувствовала разницы между молодежью Китая  и молодежью Казахстана. Мы все сейчас равны, все развиваемся одинаково. Шанс войти в самые развитые страны у нас есть, потому что мы стали все едиными. Наш Президент дал нам все возможности…

- Вы откуда, Александра?

- Из Караганды. Но у меня дедушка алмаатинец, и я каждое лето  в Алматы отдыхала. Сейчас учусь в магистратуре, пытаюсь соединить учебу и работу.

- Как вы думаете, о чем надо говорить со сцены с  подрастающим  поколением?

-  Надо говорить о самых важных вопросах бытия. О понимании мира, об осознании – кто я в этом мире, зачем я здесь. Эти вопросы   всегда остаются внутри нас, мы на них полностью никогда не найдем ответов, но надо направлять детей так, чтобы они задумались: зачем они здесь? Тогда они увидят смысл в том, чтобы делать хорошие дела. Понимать, что один человек с его маленькими возможностями не сможет сделать столько, сколько все мы вместе. Ведь все начинается с малого. Если ты выкинешь мусор в урну, а не на асфальт, то вокруг станет чище. Сейчас у нас открылось очень много перерабатывающих пунктов, куда можно сдавать те же бутылки. Мы должны быть чисты друг с другом и наводить порядок у себя внутри. Самое главное – это слышать друг друга, понимать.

- Сейчас режиссер Владимир Викторович Крылов готовит к поставке пьесу «Восемь любящих женщин». Вы в ней играете?

- Играю. Катрин. Это шестнадцатилетний подросток, девочка, которой досталось мало внимания. Мой персонаж сложный, Катрин не столь позитивна как моя  героиня  Марселла из пьесы «Тряпичная кукла», тем не менее,  она жесткая только снаружи. Внутри она хочет помочь своему отцу, и ей больно от того, что с ним происходит.  Дома идет «следствие» и в   результате мы узнаем грехи каждого персонажа. Насколько я знаю, Владимир Викторович сделает несколько разных финалов. Пусть каждый зритель решает сам, делает выводы сам за себя.  Для этого мы и работаем в театре. Мы не говорим напрямую: делай так или так. Мы создаем почву для размышления.

- На мой взгляд, сегодня мир изменился. Я была комсомолкой, пионерской, нашим девизом было: «Раньше думай о Родине, а потом о себе».  Сейчас каждый сам за себя. Надо заработать побольше денег, купить крутую машину, летом съездить на Мальдивы… Это важно. Тогда ты состоялся.

- Я бы так не сказала. Я думаю, что меркантильные люди, думающие только о своем благополучии,  были всегда, но при комсомоле они не должны были это показывать. Сейчас все свободны и каждый демонстрирует, какой он есть. Всегда находятся те, кто заинтересован только в материальной составляющей, и те, кто думает о том,  чтобы помочь миру  духовно развиваться… Я работала в театре акробатики,  и там тоже люди своим творчеством были готовы  нести какую-то мысль. Вообще нам всем повезло. Мы окружены людьми искусства. А в искусство никто не приходит просто так. Все хотят что-то сказать. Мы всегда остаемся теми людьми, которые хотят что-то изменить.

- Сейчас  молодежь помешалась на смартфонах, компьютерных технологиях…

- Знаете, есть фотографии из прошлого века, на которых  люди сидят друг с другом и уткнулись в газеты. Люди всегда  иногда убегали друг от друга. Телефоны это просто подчеркнули. В компьютерных технологиях есть и свои минусы, и свои плюсы. Мы, например, можем теперь в любое время общаться  со своими родными, друзьями, которые живут далеко и которых мы долгое время не видели. Да, есть и минусы. Дети стали меньше гулять. Все зависит от воспитания. В наших руках все изменить. Иногда просто хочется дать малышу телефон, чтобы он замолчал, хотя надо просто уделить ему внимание. И это очень здорово, что до сих пор дети приходят к нам в театр. Надеюсь, это никогда не закончится.

- А что, на ваш взгляд, ребенку дает театр?

- В театре – живые люди. Живая энергетика. Дети сидят в зале и чувствуют нас. Театр в этом плане сильнее, чем кино.

- В своем послании Н.А.Назарбаев говорит о развитии массового спорта. Вы занимаетесь спортом?

- Я занимаюсь йогой и люблю воздушную цирковую акробатику. Я люблю не просто физкультуру, мне нравится, когда я могу выразить в ней свои эмоции. Поэтому мне хореография и воздушные полотна ближе. Но иногда я просто бегаю. Сейчас много людей этим занимаются. Сейчас это, действительно, стало актуально. Люди стали больше внимания уделять своему телу, чтобы потом не отвлекаться  от  познания своей души, духовной составляющей мира.

-  «Семь граней великой степи». Мне это очень близко, потому что я всегда любила степь, много ездила по степи в командировки, работая в газете.

- Я тоже люблю степь, горы. В Карагандинской области есть Каркаралинские горы, например. В Алматы есть Чарынский каньон… Когда есть побольше времени, можно съездить на «поющие барханы». У нас в Казахстане настолько разнообразная природа, что не выезжая из Казахстана, можно познакомиться со всеми видами красот природы, и  это потрясающе. Природа отвлекает от суеты, заставляет задуматься о главном.

- Саша, вы играете в военном спектакле «Нам нужна одна Победа» внучку  ветерана войны – ее играет засл.арт Кзахстана  Татьяна Николаевна Тарская – и ее же - молодую. Какие у вас были эмоции во время спектакля?

- Военные спектакли всегда тяжелые. Все пропускаешь через себя, это очень сложно.

- У вас в семье есть участники войны?

- Да мой прадедушка был на фронте, прабабушка – труженица тыла. Бабушка рассказывала, как они сопровождали эшелон с продовольствием, его начали бомбить и они смогли спасти все продукты, довести их до места назначения. Их встречал Сталин, и он пожал им руки в благодарность за то, что они довезли продукты. Конечно, для человека советского времени  встретить Сталина было большой честью. Прабабушка, которая дожила до 99 лет, помнила это всю жизнь, всегда рассказывала нам об этом. Когда я была в Грузии, в музее Сталина, я всю эту историю пропускала через себя. А когда я читала письма Сталина к его дочери, то думала, насколько по-разному мы видим исторических людей. Нам все рассказывают о жестком правителе, а потом ты читаешь такое нежное его послание дочери.

- Вы рады, что участвовали в военном спектакле?

- Конечно. Да. Это было сложно, ведь ты все через себя пропускал. Но это своеобразное очищение, катарсис. И в конце спектакля  чувствуешь, что ты отдал дань уважения нашим ветеранам.

- К сожалению, сейчас в США, на Западе стараются забыть о том, что СССР победил фашистов. Наша молодежь не всегда знает, кто такие были Олег Кошевой, Зоя Космодемьянская, Володя Дубинин, Валя Котик…

-  Конечно, нельзя, чтобы о Победе забывали. Если мы умолчим о Победе, получится, ее вроде бы и не было. Но война была и  Победа была. Все, кто слышат военные песни, начинают плакать. Даже маленькие дети плачут, когда 9 мая идет Бессмертный  полк. Эта боль остается  в нас на генетическом уровне. О войне должны помнить и будущие поколения.

- Спасибо за интервью, Александра.

- Спасибо вам.

 

Интервью брала Людмила Мананникова.

basnik -0032 -BAS31061.jpg

Лучше гор могут быть только горы…

 

Как известно, нынешний год – Год молодежи. В нашем цикле интервью «Беседы о главном» мы сегодня  говорим с молодым актером нашего театра Артемом Селезневым. Мы знаем Артема по ролям в тюзовских спектаклях «Остров сокровищ», «Золотой ключик», «Муха-цокотуха», «Нам нужна одна Победа» и другим.

- В своем послании народу Казахстана  «Рост благосостояния  казахстанцев: повышение доходов и качества жизни» первый президент РК Нурсултан Назарбаев  ставит  задачу войти Казахстану в 30 самых  развитых стран мира. Как это вы это себе представляете?

- На мой взгляд, хорошо развитая страна – это государство, которое может полностью себя обеспечивать, ни от кого не зависеть, держать  внешнюю политику на уровне. Я считаю, что Казахстан может войти в 30 самых развитых стан мира.  Мы одна из немногих стран, которые в недрах имеют всю таблицу Менделеева. Плюс у нас широкие сельскохозяйственные угодья. Просто всему этому надо дать развитие. На развитие – это и культура. Развитая страна - это страна с культурно просвещенным народом.

– Артем, вы – казахстанец?

- Да. конечно. Я из Алматинской области. Из Илийского района, поселка Отеген-Батыр.

- В нашем стране живут люди самых разных национальностей, и нам, русским, живущим в Казахстане, казахи – как братья. Об этом говорил известный писатель Герольд Бельгер. Хотя я как-то по-российскому телевидению услышала, что русский может  не всегда найти общий язык с казахом.

- Мы когда-то были одной большой страной, у нас много общего. Правда, у россиян бывает ошибочное представление: если я приехал из Казахстана, значит, я априори казах. Но я не казах, я – казахстанец, Казахстан – многонациональная страна и кому, как ни россиянам,  знать об этом. В России огромное количество автономий. В общем, я считаю это мнение ошибочным.

- О чем, на ваш взгляд, должен говорить театр с подрастающим поколением? Чему его учить?

- Конечно, надо говорить о духовности, например.  Даже смотря детские спектакли: «Золотой ключик», «Муху-цокотуху», «Остров сокровищ» через песни, танцы, даже какие-то шуточки мы учим детей чему-то важному. Дружбе, отзывчивости, не чему-то высокому, а тому, что детям сейчас понятно.

- На мой взгляд, сейчас мир изменился. Каждый сам за себя. Я как-то видела по телевизору программу: молодой парень умер, потому что делал пластические операции, стараясь походить на известного модельера. Это была цель его жизни. Раньше много говорилось  о любви к Родине, о дружбе, верности друзьям, патриотизме,  сейчас о том, что надо заработать больше денег, съездить в Турцию, купить шикарную квартиру, а желательно несколько, крутой автомобиль… - это самое важное.

- Да, у нас есть люди, которые тянутся к этим самым лживым ценностям, но это все до поры-до времени. Да, сначала человек гонится да деньгами, но как только он соприкоснется с чем-то серьезным, его,  как говорится,  прижмет, он сразу вспоминает, что есть друзья, помощь, отзывчивость. Думаю,  для большинства людей погоня за деньгами, автомобилями, поездками на Мальдивы - это все же не основная цель.

- Сейчас век компьютеризации. В автобусе посмотришь – вся молодежь уткнулась в сотки. Как вы думаете, театр может соперничать с компьютерами?

- Да, сейчас дети в плане пользования техникой знают больше, чем я в свои 24. Но театр – это, на мой взгляд, глоток воды, глоток  жизни. В театре ребенок отвлекается от всех гаджетов, порчи зрения, компьютерных игр. На мой взгляд, они не самые правильные – там такую жуть иногда показывают, что мне даже страшно становится. Это все сильно влияет на психику детей.

-  Недавно мы отмечали День Победы, приближается 22 июня – день начала войны. К сожалению, на западе стараются уменьшить роль советских воинов в Победе, хотя понятно, что фашистов победили мы. Зрители вас запомнили в спектакле «Нам нужна одна Победа»…

-  Тему войны пропускаешь через себя… Конечно, у каждого из нас есть своя домашняя военная история.  Даже если человек не был на фронте, если он был ребенком во время войны, от этого ему тоже не легче. Люди не доедали, работали на фронт… Конечно, наше поколение знает все это только по рассказам родных. Очень надеемся, что все рассказами это  только и останется…

— Артем, а что самое сложное в спектакле было  лично для вас?

-  Отдышаться после танцев и песен – это в шутку. Все действие, конечно, для нас тяжелое. Я знаю о войне только по рассказам родных, как и все, сидящие  в зале. По фильмам. В советских фильмах  больше передается дух  патриотизма – выиграть войну, отстоять свою Родину – СССР – не смотря ни на что.   Современные фильмы, увы,  более жестокие, кровь, издевательства…  Лично для меня было сложно все в себе сложить аккуратно…

- В своем  послании Назарбаев говорит о необходимости доступности массового спорта. В детстве я ходила в огромное количество разных секций. И теннисом занималась – обычным и настольным, и гимнастикой – все было бесплатно, хотя спортсменкой, увы, так и не стала. Что вы тут думаете?

- Я восемь лет профессионально занимался футболом, считаю, что нужно у нас открывать какие-то детские площадки. Делать их доступными. К сожалению, сейчас у нас много видов спорта, которые родителям детей не по карману. Теннис – прекрасный вид спорта, но очень дорогой. Дорогая экипировка. Очень мало высококлассных мастеров-тренеров. Детские площадки нужны. Пусть не теннис, пусть это будут бокс, футбол, борьба, керлинг. Спорт – это жизнь.

- Сейчас у нас идет год молодежи. Какие у молодежи проблемы, на ваш взгляд? Что должно измениться?

- Молодежь, на мой взгляд, очень ведомая. Ведется на моду, какие-то непонятные ценности, которые берутся непонятно откуда,  о которых мы уже говорили. Но это проблемы с психологией, может быть? Может, надо делать больше интересных мероприятий для молодежи. В прежние времена по рассказам моих родителей,  бабушек и дедушек были постоянно какие-то спартакиады, универсиады, ГТО, студенческие строительные отряды… Если будет много всего интересного, у ребенка, подростка, юношей и девушек  не будет времени,  а скорее всего и желания заниматься ерундой.

- Я с удовольствием прочитала статью Н.А.Назарбаева «Семь граней великой степи». Как человек, родившийся  в Казахстане, я очень люблю степь. Работая в газете, изъездила все наши степные просторы… Все, что написано в статье, мне очень близко.

- Я очень люблю Казахстан, город Алматы, очень люблю горы. Думаю, что лучше алматинских гор ничего нет. Считаю, что если человек прибыл в наш город и не побывал в горах, он не был в нашем городе. Да, у нас много красивых зданий, парков, аллей, но посетить наши горы надо обязательно. Это наша достопримечательность. Я не могу воспринимать другие города, если там нет гор. Я очень люблю лазать по горам…  «Лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал», - пел Владимир Высоцкий. И конечно, мы должны сделать все, чтобы сохранить всю нашу природу, все наши  горы, реки, степи… Возрождать нашу историю, о чем говорит Первый Президент.

- Спасибо за интервью, Артем!  Больших вам творческих успехов и новых замечательных ролей.

- Спасибо вам.

Интервью брала Л.Мананникова.